Наконец-то Бойка! Три вершины Бойкинского массива в сентябре

Казалось бы, попасть на гору Бойка проще простого: автобусы бороздят просторы Бельбекской долины каждый день с утра до вечера;  тропы да дороги нанесены на карту, так что на гору можно взойти почти с любой стороны и успеть спуститься в течении одного дня и даже меньше; более того, у подножия горы находится так называемая столица горного Крыма — Соколиное, а моя бабушка долгое время жила в каких-то 6 км от нее; и сколько уже этих ПВД было и походов в менее доступные районы Крыма!.. Но нет, вопреки всякой логике, я впервые в жизни попадаю на Бойку после Басмана и Кемаля, после Голого Шпиля и Комбопло, после соседних Сотиры и Коккоз-Бойки, и, наконец, после заповедных Синап-Дага и Бабугана!
Кстати, до краев чашу желания покорить эту гору дополнил побывавший там неделей раньше a_ur , за что ему отдельное спасибо, ибо мое путешествие получилось весьма увлекательным и даже необычным.
Впрочем, это лирика, и пора, пожалуй, перейти к походу... 


Воскресный автобус (13.09.2020) прибыл в Соколиное в 9:15.
Вообще, на Бойку проще всего взойти из села Богатырь, с северной стороны, но, поскольку расписания автобусов туда весьма неудобно для похода выходного дня, пришлось ехать в столицу горного Крыма. 

В селе, как полагается на выходных, довольно шумно: туристы у остановки, местные предлагают довезти до Большого каньона, из кафешек доносится музыка...
Не обращая на всё это внимание, отхожу в сторону более тихой части села, чтобы переобуться в старые сандалии (их не жалко) и подкрепиться йогуртом перед стартом. Спустя минут 10 включаю навигацию на телефоне, ставлю геотрэкер в режим записи маршрута и направляюсь к мечети — поход начался!

Коккоз-Джами, также известна как Юсуповская мечеть. Название получила по селу, ведь до последовавшей за депортацией крымских татар волны переименований село называлось Коккоз. Это название дословно переводится как "голубоглазый".
Коккоз-Джами, также известна как Юсуповская мечеть. Название получила по селу, ведь до последовавшей за депортацией крымских татар волны переименований село называлось Коккоз. Это название дословно переводится как "голубоглазый".

Минуя дворы и заборчики, узкой улочкой поднимаюсь к тропе — началу маршрута на Бойку.
Тропа на месте. Первый подъем к старому саду и лужайкам дается не легко: я только вхожу в режим набора высоты. Но мои старания окупаются вполне...

... чудесным видом на на скалы Седам-Кая и небом, которое утро украсило узорами перистых облачков.
... чудесным видом на на скалы Седам-Кая и небом, которое утро украсило узорами перистых облачков.

Далее нужно выйти на тропу/дорогу, огибающую уступы Бойки с севера, и подняться на массив со стороны перевала Суучкемер!
Самый короткий путь из Соколиного на Бойку лежит через Дырявый кулуар — узкую и крутую расселину в Бойкинских скалах. Однако сегодня мне нельзя идти так: с другом договорились попробовать свои силы там вместе, он не смог пойти со мной в этот раз, а уговор есть уговор.
По навигатору беру левее.
Следующие полтора часа поднимаюсь по дубово-грабовому лесу то широкой, то узкой, то и вовсе теряющейся, но быстро снова находящейся тропой, которая иногда пересекает лесные дороги.   

День выдается весьма теплый и даже жарковатый как для подъема в горы, что у нас в сентябре вполне обычное явление; плюс периодически атакуют мухи — оленьи кровососки. Эти два, пожалуй, единственных минуса будут сопровождать меня весь поход, однако красота требует жертв, и я ими (минусами) просто пренебрег (тем более, что плюсы перевешивают чашу весов-то). 

Из интересного: спугнул стадко оленей, и они, мелькнув бурыми боками среди стволов, живо унеслись по склону. 

Наконец тропа выводит меня к мини-прудику.

Сверху в него впадает маленький ручеек.
Сверху в него впадает маленький ручеек.

Логика и опыт подсказывают, что раз есть ручеек, значит должен быть и источник. Карта тут же это подтверждает: в двухстах метрах выше по склону значится родник «Кружка».
Спешу к нему.

Вот он, собственной персоной! Находится при выходе тропы на дорогу, прямо у обочины.
Вот он, собственной персоной! Находится при выходе тропы на дорогу, прямо у обочины.

Ух, водица студеная, но мне жарко, и умыться ей, как говорится, самое то!

Замечаю, рядом на сучке литровую банку. «Ну-ка! — думаю. —  Сейчас мы измерим дебет этого родничка»...
Баночка набралась за секунд 20. Итого: 3 литра в минуту. Весьма хорошо для засушливого периода! Похоже, по пути на Бойку мы имеем замечательный непересыхающий источник воды!

Отдохнул минут с 10: пора двигаться дальше. Смотрю на карту — моя тропа справа. Но слева от меня есть тоже какая-то дорога в сторону Бойки, правда обрывающаяся. Что ж, проверим! Часто на карте просто недоведенными такие дороги оказываются. 

Проверил. Действительно, дорога продолжалась и даже потом разветвлялась: одна ветка шла прямо наверх к скалам (скорее всего тупиковая), которые я хотел обойти, поэтому пошел по второй, потянувшейся в сторону изначальной тропы (с той, на которую я бы пошел, если бы не интерес проверить эту дорогу). В итоге, этот путь превратился в тропу, которая скоро и вовсе растворилась в лесу на спуске к изначальной: до нее я уже просто спустился по лесу. Побочный эффект от проверки неизвестного пути — набор высоты, по меньшей мере, лишних метров 50-ти. А как иначе?..
Выхожу на основную тропу к перевалу Суучкемер. Лес к тому времени уже постепенно перешел из дубового в буковый — верный знак, что я уже на северном склоне Бойки.
Иду.
Очень скоро впереди показываются две фигуры: парень и девушка.  

Догоняю их как раз в том месте, где в густом лесу начинаются «окна» с видами на просторы Крымских гор и близлежащие села.  

— Добрый день!  
— Здравствуйте, — откликнулась девушка. — А вы не подскажите, мы правильно идем на храм?  
— Христа Спасителя?  
— Да.  
— Ну, там уже только развалины храма.   
— Да? А нам сказали, что там храм.
— Ага, был... но идете вы правильно.  

Примерно так можно передать суть нашего первого диалога. В этот момент мы подошли как раз к одному из «окон» в пологе леса. 

Окно. Внизу - села Богатырь и Зеленое. А вдали, под самым небом, можно заметить белые купола Крымской астрофизической обсерватории.
Окно. Внизу - села Богатырь и Зеленое. А вдали, под самым небом, можно заметить белые купола Крымской астрофизической обсерватории.

Узнав, что ребята из Москвы, а сами гостят у друзей в Плотинном, я предложил им пройтись вместе: все равно в одну сторону. Они против не были, и мы пошли. 

Тропа, в общем-то, до слияния с другой из Богатыря, пологая и легко проходится за исключением лишь этого  небольшого участка, где она пересекает осыпи под Бойкинской скалой.
Тропа, в общем-то, до слияния с другой из Богатыря, пологая и легко проходится за исключением лишь этого небольшого участка, где она пересекает осыпи под Бойкинской скалой.
Еще одно окошко. Вдали выглядывают из зелени Крымских лесов Чатыр-Даг и г. Черная.
Еще одно окошко. Вдали выглядывают из зелени Крымских лесов Чатыр-Даг и г. Черная.

На перекрестке, где к нашей тропе подсоединяется «Богатырская», основная развилка: мы берем правее, к перевалу Суучкемер и, собственно, Бойке. Хотя вершина последней меня интересует в этом походе меньше всего: она заросла густым лесом. Зато нужна смотровая площадка с видом на Бельбекскую долину, а это в пятистах метрах западнее.
Тропа, здесь уже гораздо более крутая, потихоньку подводит нас, скажем так, к Бойкинскому плато.
Где-то на середине пути от той развилки до плато делаю небольшую паузу попить воды, ибо от родника иду фактически без привалов, и во рту уж совсем пересохло. Между тем, следовавшие все время за мной, Яна и Илья, — именно так звали моих новых знакомых,—  благополучно отрываются вперед. Через минутку, освежившись, отправляюсь за их мелькающими среди дерев фигурами. 

Возле этого бука тропа снова разветвляется. Однако этой тропы, как раз идущей в сторону Бойки и представленной на фото, на карте нет. "Судя по всему, - думаю, - это срез к Бойкинской обзорке, мне на нее, а та, что на карте, идет прямо к перевалу Суучкемер. Ребята догадливые: как знали - повернули правильно".
Возле этого бука тропа снова разветвляется. Однако этой тропы, как раз идущей в сторону Бойки и представленной на фото, на карте нет. "Судя по всему, - думаю, - это срез к Бойкинской обзорке, мне на нее, а та, что на карте, идет прямо к перевалу Суучкемер. Ребята догадливые: как знали - повернули правильно".

Вскоре начинают слышаться сверху голоса. Похоже, догоняем какую-то группу...
И точно! 

Илья с Яной уже где-то наверху, а там где заканчивается тропа на этом фото, она впадает в другую: направо -  к обзорной площадке, налево к развалинам храма ("интересно, что выбрали мои москвичи?!").  Там же начинается Бойкинское плато, и стоит целая толпа с рюкзаками, слушая своего проводника.
Илья с Яной уже где-то наверху, а там где заканчивается тропа на этом фото, она впадает в другую: направо - к обзорной площадке, налево к развалинам храма ("интересно, что выбрали мои москвичи?!"). Там же начинается Бойкинское плато, и стоит целая толпа с рюкзаками, слушая своего проводника.

Я, естественно, поворачиваю к обзорной площадке. Спешу, чтобы оторваться чуть-чуть от группы, которая, наверное, последует за мной.
Начинаются поляны, перемежающиеся с перелесками.   

По дороге рву шалфей, растирая его листики в пальцах, подношу их к носу и с удовольствием вдыхаю целебный аромат; это у меня с детства: так мы с бабушкой вылечили не одну простуду... Вскоре, уже неподалеку от обзорной площадки, догоняю Яну и Илью. Неужели! Они снова угадали путь, которым я планировал их провести.
Тропа подходит к обрыву. 

Это, по сути, уже первая обзорная площадка Бойки. Однако не основная. Здесь мне понравился дуб правильной формы, напомнивший мне чем-то баобаб. Под ним уже расположились, так что мне и моим новым знакомым не посчастливилось отдохнуть под его сенью.
Это, по сути, уже первая обзорная площадка Бойки. Однако не основная. Здесь мне понравился дуб правильной формы, напомнивший мне чем-то баобаб. Под ним уже расположились, так что мне и моим новым знакомым не посчастливилось отдохнуть под его сенью.
Уже выглянули купола РЛС горы Бедене-Кыр.
Уже выглянули купола РЛС горы Бедене-Кыр.

Далее попадаем на целую поляну творений рук человеческих. 

Не секрет, что гора Бойка популярна у различного рода эзотериков. Также можно услышать о всяких аномалиях случающихся в этих местах и даже выхождениях на связь с НЛО. Впрочем, вынужден заверить читателя, что ничего сверхъестественного я в тот день ни здесь, ни дальше по пути не увидел. Только каменные башенки...
Не секрет, что гора Бойка популярна у различного рода эзотериков. Также можно услышать о всяких аномалиях случающихся в этих местах и даже выхождениях на связь с НЛО. Впрочем, вынужден заверить читателя, что ничего сверхъестественного я в тот день ни здесь, ни дальше по пути не увидел. Только каменные башенки...

Панорама, открывающаяся взору с основной смотровой площадки, конечно, потрясающая! Градусов этак на 200, не меньше. 

Здесь тоже были туристы, даже с детьми. Впрочем, несмотря на то, что именно по этой причине я предпочитаю ходить в горы по будням, это не мешало мне любоваться родными просторами Бельбекской долины и Крымских гор. Здесь, например, можно заметить КрАО и Тепе-Кермен с пещерными городами; ниже - Нагорное.
Здесь тоже были туристы, даже с детьми. Впрочем, несмотря на то, что именно по этой причине я предпочитаю ходить в горы по будням, это не мешало мне любоваться родными просторами Бельбекской долины и Крымских гор. Здесь, например, можно заметить КрАО и Тепе-Кермен с пещерными городами; ниже - Нагорное.
Симпатичные колоски у кромки. За ними - Бельбекская долина и Бельбекские ворота.
Симпатичные колоски у кромки. За ними - Бельбекская долина и Бельбекские ворота.
Подходишь к краю - дух захватывает...
Подходишь к краю - дух захватывает...
Вид в сторону Ай-Петринской яйлы и скал Седам-Кая.
Вид в сторону Ай-Петринской яйлы и скал Седам-Кая.
Вид на столицу горного Крыма - Соколиное.
Вид на столицу горного Крыма - Соколиное.
Солнечные ванны.
Солнечные ванны.

В общей сложности, мы пробыли здесь около часа. Успели перекусить, полюбоваться видами, пофотографировать и просто отдохнуть; Яна с Ильей —  даже прогуляться по округе. Однако, если даже мой трэкер можно поставить на паузу, то время на неё не поставишь: часики натикали около 14:00, и пора было двигаться дальше...

Возвращаемся к развилке.
Возвращаемся к развилке.
Илья и Яна идут за мной.
Илья и Яна идут за мной.

Дорога к развалинам храма Христа Спасителя проходит большей частью по лесу, спускаясь к перевалу Суучкемер и потом обратно поднимаясь, собственно, к храму. Особых достопримечательностей на этом отрезке нет. Ну, разве что только поляна «7 сосен», которых на деле уже не семь, а все 27: под сенью старых деревьев подросло много деток. Да и сама поляна уже не поляна, в общем-то...  
Пока шагали — разговорились. В основном ребята спрашивали, и я рассказывал: то о горе Бойке, то о районе и горном Крыме в целом с его достопримечательностями. А вот познания мои в истории Крыма еще весьма поверхностны. Поэтому, когда добрались до развалин, я лишь в общих чертах мог рассказать им об этом сооружении, и теперь спешу дополнить свой рассказ:

  • Храм Спаса оказался одним из самых больших в Горном Крыму. Погиб он от турецко-татарского нашествия.
  • Большой храм был построен из местного, довольно красивого камня — бойкинского конгломерата. Он представляет собой трехапсидный храм базиличного типа. Внутри храма — захоронения, очевидно, священников, служивших в нем. К храму примыкали остатки кузнечно-литейной мастерской.  

На развалинах храма Христа Спасителя: 

Наш совместный путь подходил к концу. Яне и Илье пора было возвращаться в Плотинное, поэтому я их проводил к Мухульдурскому перевалу (он под боком: в 150-ти метрах ниже храма). Там мы не прощались, но сказали друг другу «до свидания!»: кто знает, горы они зовут многих (и порою, кого только не встретишь в походе!), так что даст Бог — свидимся еще. Благословили друг друга в путь и... расставание...

Вернулся к развалинам. 

До автобуса в Соколином уже меньше 2,5 часов, а мне надо успеть на  Ахлаплых (1113 м) и Курушлюк-Бурун (1026 м) — ещё две из семи вершин Бойкинского массива. 

Ищу тропу к Ахлаплыху и попутно любуюсь видами.
Ищу тропу к Ахлаплыху и попутно любуюсь видами.

Тропа находится быстро и ведет по хребту. Шагаю...

Вот такая постройка встречается по пути.
Вот такая постройка встречается по пути.

Ахлаплых, наверное, если не считать вообще покрытую лесом вершину Бойки,   наименее интересная макушка на всем массиве (хотя я не был еще на Куш-Кая и Караул-Кая): просто поляна, окруженная лесом. 

На вершине Ахлаплыха... Между тем, небо из перистых облаков постепенно соткало довольно плотное покрывало, и солнце уже едва просвечивало через него.
На вершине Ахлаплыха... Между тем, небо из перистых облаков постепенно соткало довольно плотное покрывало, и солнце уже едва просвечивало через него.
Дары осени.
Дары осени.

От Ахлаплыха тропа продолжается, но ведет не к Куршлюку, поэтому просто ухожу левее, и, пересекши балку, нахожу на соседнем хребте нужную мне тропку. 

В балке заметил единственный Шафран за весь поход.
В балке заметил единственный Шафран за весь поход.

Не проходит и десяти минут, как деревья предо мной расступаются, и я оказываюсь на просторной луговине, подернутой кое-где скальными вкраплениями. Это и есть Курушлюк-Бурун. Может быть, именно на фоне многолюдной Бойки (т.е. Бойкинской смотровой) он мне показался гораздо более уютным и спокойным... И, хоть отсюда не видать величественной расщелины Большого каньона, как с соседней Коккоз-Бойки, панорама Главной гряды и её отрогов отсюда открывается просто великолепная!  

На западе это массив Седам-Кая и прочие отроги Ай-Петринской яйлы.
На западе это массив Седам-Кая и прочие отроги Ай-Петринской яйлы.
На востоке - сначала вершины Бойкинского массива Караул-Кая и Куш-Кая, а потом и видные в седловинах горы Ялтинской яйлы и хр. Синап-Даг.
На востоке - сначала вершины Бойкинского массива Караул-Кая и Куш-Кая, а потом и видные в седловинах горы Ялтинской яйлы и хр. Синап-Даг.
На юге - Ай-Петринская яйла с отрогами от Саламлара и Бедене-Кыр до гор Рока и Комбополо.
На юге - Ай-Петринская яйла с отрогами от Саламлара и Бедене-Кыр до гор Рока и Комбополо.

На Курушлюке я долго не задерживаюсь и опускаюсь продолжающейся тропой к лесной опушке.

Кстати, тут уже видны первые мазки волшебной кисти осени.
Кстати, тут уже видны первые мазки волшебной кисти осени.

Спускаюсь лесом по тропе мимо родника Джевизлык-верхний (ток воды весьма скуден). Потом по пути встречаются пару обзорных точек. 

Одна из них с видом на хр. Саламлар, легко узнаваемый по "лысине" на макушке.
Одна из них с видом на хр. Саламлар, легко узнаваемый по "лысине" на макушке.

Затем Коккоз-Бойка остается слева, а я ныряю в кулуар Копек-Богаз. 

В кулуаре.
В кулуаре.

Ну, а далее играю наперегонки со временем и... выигрываю!
По пути в Соколиное: 

Мой маршрут сегодня кольцевой и замыкается на этой поляне.
Мой маршрут сегодня кольцевой и замыкается на этой поляне.

17:10. Умываюсь на Юсуповском фонтане и переодеваюсь.  

Юсуповская мечеть провожает взглядом парня, спешно шагающего к остановке...
Юсуповская мечеть провожает взглядом парня, спешно шагающего к остановке...
Автобус уже ждал.
Автобус уже ждал.

Так закончился мой поход, где я .... скажем так, прошел три новых для себя вершины Бойкинского массива. Слава Богу! И сам не убился нигде, и душой отдохнул, и даже помог другим людям, чем смог. Жму на трэкере стоп. Итого: 24 км.
А за окнами уже плывут любимые пейзажи Бельбекской долины... До новых встреч.
Ходите в походы и не болейте!

Июньская дуга вокруг Бойкинского массива (Часть 2, Июньский вечер на Ялтинской яйле)

Безымянная вершина на Ялтинской яйле
Безымянная вершина на Ялтинской яйле

Прежде чем продолжить свой рассказ о путешествии вокруг Бойкинского массива, нужно, наверное, сказать о том, как мы  вообще собирались закончить первый походный день, ведь изначально ночевка планировалась именно на т/с Кош, которую мы уже прошли. Однако незадолго до похода мне подумалось, что уж слишком какими-то неравномерными получаются дни похода: первый — 6 км, а второй — 22. Посмотрел на нить маршрута и увидел хорошую и, как мне показалось, даже гораздо лучшую альтернативу. Комбополо! Первый и последний раз мы были на этой горе в мае прошлого года. Тогда мы хотели на ней переночевать, но не сложилось, не дошли, и покорили ее только на следующее утро. Не заладилось и с видами с нее: быстро набежали туманы-облака и закрыли все; да и ветрено было. Теперь же представлялась замечательная возможность побывать там снова и более удачно. Путь на нее увеличивал первый день и уменьшал второй на целых 7 километров, делая, по сути, баланс между нагрузками дней. Егор поддержал мою идею. А чего бы не подержать? Баланс — раз; утром просыпаешься, и, вместо поляны с лесом, перед тобой целая панорама Куру-Узеньской котловины и Большого каньона —  это два! К тому же, при таком раскладе мы должны были застать закат на яйле, а это всегда красота. При чем, лучшим местом для проводов солнца, естественно, виделась наивысшая точка маршрута  — гора Эндек (1371 м. над у.м.). На том и порешили. Тогда казалось, что единственный минус ночевки на Комбопло — это отсутствие вблизи хорошего родника, родника непересыхающего. Именно поэтому на Коше пришлось затариться бутылками с водой. К сожалению, минус оказался не единственным, но кто ж знал... Но даже при этом, вариант с Комбопло остался выигрышным...


На границе леса и яйлы.
На границе леса и яйлы.

Как вы понимаете, не остановиться здесь, тем более после набора высоты в 100 метров, было нельзя... 

(фото Егора) Панорама в сторону Бойкинского массива и верховий Бельбекской долины.
(фото Егора) Панорама в сторону Бойкинского массива и верховий Бельбекской долины.

Впрочем, остановились мы тут не на долго. До заката оставалось около часа, а к Эндеку еще нужно было топать и топать, хоть уже по более менее ровной яйле, но ни много ни мало 3,5 км.    

Это последняя фотка в тот день, где видно, что я в футболке.
Это последняя фотка в тот день, где видно, что я в футболке.

Солнце близилось к далекому морю и почти уже не грело, так что не прошло и первой сотни метров по яйле, как пришлось отдельно остановиться, вынуть куртку из рюкзака и только после этого продолжить путь с этим немного странным чувством для крымчанина: вроде и лето уже, вроде и солнце светит, вроде и птицы поют да все зелено вокруг, а нет — воздух вокруг студеный, да ещё и с ветерком... Хотя чему удивляться? На яйлу весна приходит гораздо позже, чем в долины, и здесь ещё май, а в мае по вечерам обычно прохладно, а под утро температура иногда падает до нуля...
Далее — наше путешествие по западной части Ялтинской яйлы:

Приближаемся к памятнику партизанам.
Приближаемся к памятнику партизанам.
По зелени травы разбросаны прелести поздней весны.
По зелени травы разбросаны прелести поздней весны.
Среди деревьев замелькала луна.
Среди деревьев замелькала луна.
Поворот на спуск по той самой Екатериниской дороге, которую мы оставили, чтобы попасть на т/с Кош.
Поворот на спуск по той самой Екатериниской дороге, которую мы оставили, чтобы попасть на т/с Кош.
За очередным пригорком показались скалы Седам-Кая.
За очередным пригорком показались скалы Седам-Кая.
(пано Егора)
(пано Егора)
Заметили триангулятор безымянной вершины, и решили выбраться к нему.
Заметили триангулятор безымянной вершины, и решили выбраться к нему.
Панорама оттуда оказалась весьма красивая (см. первое фото), но в итоге стоила нам заката с Эндека...
Панорама оттуда оказалась весьма красивая (см. первое фото), но в итоге стоила нам заката с Эндека...
Фоткаю в разных режимах...
Фоткаю в разных режимах...
Где-то там, под розовыми облаками, плещется море и готовится к ночи Ялта.
Где-то там, под розовыми облаками, плещется море и готовится к ночи Ялта.
Верха Большого каньона, отроги Кизил-Кая, Коккоз-Бойка и скалы от Седам-Кая до Ялпах-Кая.
Верха Большого каньона, отроги Кизил-Кая, Коккоз-Бойка и скалы от Седам-Кая до Ялпах-Кая.
Продолжаем путь. Цвет солнечных лучей предвещает скорый закат.
Продолжаем путь. Цвет солнечных лучей предвещает скорый закат.
Солнце скоро коснется или моря, или линии гор, или и вовсе канет в дымку...  Мы торопимся: хочется проводить солнышко именно с Эндека.
Солнце скоро коснется или моря, или линии гор, или и вовсе канет в дымку... Мы торопимся: хочется проводить солнышко именно с Эндека.
Дорога уходит за бугор, и последние отсветы дневного светила мы можем наблюдать лишь на соседних пригорках. С востока плывут сине-сиреневые сумерки... Нет, видно не успеть нам к закату на Эндек... Найти быть бы хоть просто смотровую точку!..
Дорога уходит за бугор, и последние отсветы дневного светила мы можем наблюдать лишь на соседних пригорках. С востока плывут сине-сиреневые сумерки... Нет, видно не успеть нам к закату на Эндек... Найти быть бы хоть просто смотровую точку!..

Для этого приходится свернуть с дороги, подняться чуть-чуть по склону и вот:

Рюкзаки брошены рядом на траву. Только вечерние переклички птиц и щелканье затвора фотоаппарата...
Рюкзаки брошены рядом на траву. Только вечерние переклички птиц и щелканье затвора фотоаппарата...
Солнце прощалось с Крымом как раз между вершинами Бойки и Сотиры.
Солнце прощалось с Крымом как раз между вершинами Бойки и Сотиры.
Алый краешек
Алый краешек
Синие дали
Синие дали

Между тем, стремительно холодало, и, запечатлевая один из первых весенних летних закатов, мы порядочно остыли. Впрочем, это только помогло поскорее взойти на Эндек. 

Вершина Эндека также отмечена вот таким сооружением.
Вершина Эндека также отмечена вот таким сооружением.
На высоте 1371 метр над уровнем моря.
На высоте 1371 метр над уровнем моря.
Отсюда хорошо видны Ай-Петри и купола военной базы на горе Бедене-Кыр, на которых уже зажглись ночные фонарики.
Отсюда хорошо видны Ай-Петри и купола военной базы на горе Бедене-Кыр, на которых уже зажглись ночные фонарики.

На Эндеке времени задержаться, к сожалению, не было, и мы, оглядевшись и сделав несколько кадров, поспешили искать спуск к Комбопло.  

Догорающая заря.
Догорающая заря.
На спуске с яйлы.
На спуске с яйлы.

Чуть срезав через лес, мы вышли на дорогу 55-го маршрута, и через 15 минут уже смотрели на прощальный румянец дня под загорающимися звездами.

Сумерки вершины Комбопло.
Сумерки вершины Комбопло.

Первые пять минут на вершине поддувал лишь легкий ветерок, но вскоре он разбушевался так, что мы поспешили развести костер, ибо пронизывал до нитки.
Рядом с вершиной горы имеется два кострища и места под палатку. Там мы и расположились. Однако остаток вечера вряд ли можно назвать спокойным по причине постоянной борьбы со стихией. Второй раз подряд мы на ночь попадаем на сильнейший ветер: сначала на Яман-Таше, теперь вот на Комбопло. А что касается последней вершины, то теперь у нас есть подозрение, что ветра здесь очень частые гости, потому что в наш прошлый поход сюда, здесь тоже ураганило... 

Наш неизменный спутник Чайник, в котором мы сварили полторы порции гречки и потом еще воды для чая вскипятили.
Наш неизменный спутник Чайник, в котором мы сварили полторы порции гречки и потом еще воды для чая вскипятили.

Сидеть долго у костра при таком ветре не было большого желания, поэтому, пока готовился чай, успели поставить палатку. После чаепития мы, один за одним, залезли в нее, осмотрели друг друга на предмет клещей и забурились в спальники...
Первый день похода, слава Богу, удался! 

(продолжение следует)

Июньская дуга вокруг Бойкинского массива (Часть 1, Малый каньон Крыма - т/с Кош)

Биюк-Таушан
Биюк-Таушан

Нечего и говорить, что от карантина устали все походники и любители горно-пешеходных путешествий. Мы с моим другом Егором не стали здесь исключением, и с отменой ограничений сразу засобирались в горы. Правда, надо сказать, что запрет на посещение лесов, как ни странно, продлили: якобы сохраняется высокий уровень пожароопасности. И это при том, что на днях перед этой новостью прошли хорошие дожди по всему Крыму. Но тут уж извините, с  таким же успехом можно держать леса под запретом большую часть года, поэтому, как говорится, лесников бояться — в лес не ходить... 

Нить маршрута решили протянуть по таким местам, где либо еще не были, либо были, но как-то не так, как хотелось бы. В итоге получилась любопытная дуга вокруг Бойкинского массива с заходом на яйлу и проходом аж через 2 каньона. Вернее, в первом случае через каньон, а во втором над ним, но это уже детали. 

А теперь не буду томить читателя длительными вступлениями и перейду, собственно, к 1 части. 


И снова путь начинается в селе Счастливое, куда нас доставляет все тот же белый автобус, во всё те же почти два часа дня.
И снова путь начинается в селе Счастливое, куда нас доставляет все тот же белый автобус, во всё те же почти два часа дня.

Погода благоприятствовала любым видам активностей: хоть на календаре 4 июня, майские 23-25°C  в тени оказались очень даже кстати. Мы направились к каньону ручья Биюк-Узеньбаш, известному ещё среди туристов под названием Малый каньон Крыма (МКК). Привлекает он своей миниатюрностью и тем, что в отличие от своего старшего собрата (Большого каньона), притягивает к себе гораздо меньшие толпы, а если точнее, вообще не толпы, ибо о нем знает не так уж много людей в принципе. А еще, говорят, там есть родник, который бьет из земли фонтаном. Впрочем, его увидеть надежды не было: «работает» он судя по всему только во влажные годы и весной, —  а вот застать Узеньбаш с весело бегущей водичкой после дождей казалось весьма реальной перспективой.  И мы бодро шагали, иногда сверяясь с навигатором. 

В долине самый типичный июнь. Впереди - ущелье ручья Кипия. МКК правее, и его не видно на этом фото... Кстати, именно здесь, в Счастливом, начинается самая полноводная река Крыма - Бельбек - слиянием вод этого самого Биюк-Узеньбаша, Кучук-Узеньбаша и Манаготры.  Так что, по сути, мы шли к одному из основных истоков этой реки.
В долине самый типичный июнь. Впереди - ущелье ручья Кипия. МКК правее, и его не видно на этом фото... Кстати, именно здесь, в Счастливом, начинается самая полноводная река Крыма - Бельбек - слиянием вод этого самого Биюк-Узеньбаша, Кучук-Узеньбаша и Манаготры. Так что, по сути, мы шли к одному из основных истоков этой реки.

Дорога ведет сначала к миниводохранилищу Счастливое-1, построенному как раз на выходе из Малого каньона Биюк-Узеньбаша для перекачки воды в основное — Счастливое-2, а оттуда вода, как известно, уже направляется по тоннелю в Ялту. 

Вполне ожидаемая табличка. А на воротах написано, что вход воспрещен.
Вполне ожидаемая табличка. А на воротах написано, что вход воспрещен.

Вернулись чуть назад и нашли подзаросшую тропу вниз, к ручью. Это, видимо, обход. И действительно, пройдя по тропке, перешагнув ручей и поднявшись по противоположному склону вдоль проволочного ограждения, мы очутились уже на хорошей широкой тропе, которая вскоре нашла дырку в той самой проволоке и повела нас дальше — в каньон. 

Это вид на плотину водохранилища с места, где мы пересекли ручей. Больше мы скал каньона по сути не видели.
Это вид на плотину водохранилища с места, где мы пересекли ручей. Больше мы скал каньона по сути не видели.

Спустя 5 минут мы уже остановились у Биюк-Узеньбаша. Я бы сказал, воды в нем было не много, но и не мало. Хотя, наверное, для начала июня маловато, но сравнить пока не с чем — здесь впервые в жизни.  
Каньон действительно оказался миниатюрным, и прошли мы его очень быстро, примерно за 40 минут. Если не останавливаться нигде, его и вовсе можно пройти минут за 20. В нижнем течении, где каньон как раз самый узкий и эффектный, а в ручье множество водопадиков, перекатов и  симпатичных, поросших мхом и плющем валунов,  к сожалению, вид немного портит водопроводная труба, которая, похоже, идет от какого-то родника к водохранилищу. Здесь царит прохлада. Однако высоты скал, окружающих реку, как в Большом каньоне, не видно: дно густо поросло лесом, и от этого он кажется более... уютным что ли... В общем, определенно в этом что-то есть!  
Не знаю, возможно есть тропа поверх скал, позволяющая лучше оценить масштабы МКК, но на карте ее нет, да и в тот день (даже полдня) нам предстояло еще много пройти, поэтому все что могу предложить, это посмотреть на каньон изнутри:  

Фоткаем друг друга.
Фоткаем друг друга.
Вот здесь летом берет начало Биюк-Узень-Баш. Родник Узенын-Козю, заключенный вот в такие каменные каптажи, официально считается истоком этого ручья, хотя весной есть родники работающие выше по балке. По балке? Да, каньон в этом месте в общем-то уже превращается в балку...
Вот здесь летом берет начало Биюк-Узень-Баш. Родник Узенын-Козю, заключенный вот в такие каменные каптажи, официально считается истоком этого ручья, хотя весной есть родники работающие выше по балке. По балке? Да, каньон в этом месте в общем-то уже превращается в балку...

Поскольку обеденное время уже прошло, а мы еще не пообедали, глаза невольно искали подходящее для перекуса место. Таковым стала т/с Многоречье, до которой от родника Узенын-Козю меньше километра. 

Стоянка, конечно, поражает своей необорудованностью, как для официальной: кострище да разбросанные по поляне остатки от скамеек и может быть столов...  В общем, вполне ощущается, что с переходом Крыма в Россию система туристических стоянок юридически «повисла в воздухе».  Тем не менее, чтобы перекусить, стоянка вполне подошла.
Стоянка, конечно, поражает своей необорудованностью, как для официальной: кострище да разбросанные по поляне остатки от скамеек и может быть столов... В общем, вполне ощущается, что с переходом Крыма в Россию система туристических стоянок юридически «повисла в воздухе». Тем не менее, чтобы перекусить, стоянка вполне подошла.

А потом начался самый затяжной подъем в этом походе. Цель — турстоянка Кош, что под Ялтинской яйлой, а потом и сама яйла. 

Дорога сначала широкая. Кстати называется Екатериниской.  А почему? Тут своя история...
Дорога сначала широкая. Кстати называется Екатериниской. А почему? Тут своя история...

Многие экскурсоводы расскажут интересную историю про встречи Екатерины-II  с Потёмкиным — это конечно же, замечательно. Как говорится, «пипл хавает». Так спешили увидится, что на ходу деревья сворачивали, оставляя за собой прямую дорогу :))
Мне же ближе другая версия, высказанная на одном из форумов:

«Ведь подготовка к указанному образцово-показательному путешествию Потёмкиным была начата задолго до 1787 года - через год после присоединения Крыма, в 1784 году.»

«Для путешествия даже строились целые города, например Алешин (ки) - на левом берегу Днепра, против Херсона. Бригадиру И.И. Синельникову, строившему Екатеринослав, было указано, чтобы он соответствовал имени Великой Императрицы, а Кременчуге, который Потемкин избрал своей резиденцией, придать вид столичного города. Развернулось строительство и других новых городов: Херсона, Николаева, Севастополя, Симферополя. Причем все это строилось очень быстро. Алешин, например, поднялся на пустом месте всего за полгода. За два с половиной года в Симферополе были построены основные здания для управления краем и жительства чиновников и войск. Не менее бурно строился Севастополь...»

«Лично я склонен считать, что попутно готовились дороги на случай изменения маршрута (или, что более вероятно, по первоначальным планам Потёмкина маршрут по Крыму был более долог и прихотлив, чем итоговый). Т.е., в ходе подготовки, пользуясь, говоря современным языком, возможностью освоить под благовидным предлогом, изрядные средства,выделенные из казны, Потёмкин потратил их в том числе и на посторойку дорог, названных им, как и всё остальное, Екатерининскими. Так называют до сих пор и дорогу от Соколиного мимо Серебряных струй через Чайный домик на яйлу, и упомянутую в обсуждении дорогу от Счастливого (Многоречья). И ту дорогу, по которой Екатерина фактически ехала от Бахчисарая в Севастополь (через хутор Меккензи, а сейчас - Второй кордон). И, наверняка, ряд других дорог в центральном и юго-восточном Крыму, про которые я данного факта не знаю.
И неважно, что не по всем из них императрица проехала. Строились они к её приезду.»

В общем, пока я тут делаю лирическое отступление про Екатерину и Крым, мы с другом уже успели повстречать несколько человек, идущих в обратном направлении, вниз. Оказалось, это участники джип-тура. Только вот не задача: при спуске с яйлы одна машина пробила колесо, и их отправили пешочком в Многоречье. Кстати внезапное сдутие колеса постигло авто как раз на развилке: Екатерининка здесь поворачивает резко вправо, ну, а нам надо прямо, к т/с Кош. 

Пару раз делали небольшие привальчики, и оба в красивых местах:

Здесь красиво пели птицы.
Здесь красиво пели птицы.
А вторую остановку мы нашли уже примерно в километре от т/с Кош: от основной дороги ответвлялась тропка на лесной уступ, с которого можно было полюбоваться на Биюк-Таушан (на этом фото) и отроги Оксек-Буруна.
А вторую остановку мы нашли уже примерно в километре от т/с Кош: от основной дороги ответвлялась тропка на лесной уступ, с которого можно было полюбоваться на Биюк-Таушан (на этом фото) и отроги Оксек-Буруна.
Отрог Оксека.
Отрог Оксека.
После второй остановки дорога вообще на некоторе время превратилась в тропу.
После второй остановки дорога вообще на некоторе время превратилась в тропу.

Но вот наконец-то лес расступился, и мы оказались на просторной поляне. Это еще не турстоянка, но для тех, кто добирается на Кош с этой стороны, эта поляна является как бы её прелюдией. С другой стороны, она является по сути единственной видовой поляной в этом комплексе, что ее резко выделяет среди других. Жалко только, что от родника она самая дальняя... 

Выходишь из темной чащи букового леса, и в глаза тебе бьет яркий свет...
Выходишь из темной чащи букового леса, и в глаза тебе бьет яркий свет...
С поляны открывается вид на просторы Внутренней гряды и Бойкинский массив.
С поляны открывается вид на просторы Внутренней гряды и Бойкинский массив.
Первая табличка о том, что здесь турстоянка, появляется спустя 200 метров по тропе через лесок у каких-то развалин (возможно старый Кош (загон для овец) ), а тропа после нее сразу выводит к первому кострищу и полуразвалившимся скамейкам.
Первая табличка о том, что здесь турстоянка, появляется спустя 200 метров по тропе через лесок у каких-то развалин (возможно старый Кош (загон для овец) ), а тропа после нее сразу выводит к первому кострищу и полуразвалившимся скамейкам.

Далее развилка: одна тропа прямо наверх к основной поляне стоянки, другая берет правее и выводит к роднику Беш-Текне. Он-то нам и был нужен! Хоть ночевать здесь мы не планировали, но раздобыть воды для ужина и завтрака больше нигде по пути не представлялось возможным. 

Через 5 минут мы вышли к цепочке корыт, заканчивающихся источником.
Через 5 минут мы вышли к цепочке корыт, заканчивающихся источником.

У родника мы провели не менее получаса. Отдыхали, наслаждались природой, ну, и воду набирали. Здесь, на высоте 1150 метров над уровнем моря, еще царила весна: деревья, казалось, зазеленели всего несколько дней назад, пышно цвел боярышник, а главное — вечерний холодок, появившийся сразу с уходом солнца за деревья. 

Родник находится в балке, и даже в июне солнце здесь прячется рано.
Родник находится в балке, и даже в июне солнце здесь прячется рано.
Цветущий боярышник
Цветущий боярышник
Вода в роднике холодная, долго руку не подержишь, сковывает пальцы моментально.
Вода в роднике холодная, долго руку не подержишь, сковывает пальцы моментально.
Но главное, что вода чистая, пригодная для употребления в сыром виде, а родник на радость любому путешественнику - не пересыхающий.
Но главное, что вода чистая, пригодная для употребления в сыром виде, а родник на радость любому путешественнику - не пересыхающий.

В общем, более чем километровая высота над уровнем моря и теневое место под вечер вскоре сделали свое дело: за полчаса пребывания в этом симпатичном урочище у родника я околел так, что, когда настало время двигаться дальше, даже с утяжелившимся  рюкзаком на одну 1,5 литровую бутылку, выскочил на соседний, еще освещенный солнцем косогор, буквально  вприпрыжку, словно только вышел на маршрут. 

И по дороге еще успел заснять цветущую земляничку.
И по дороге еще успел заснять цветущую земляничку.

От родника до основной поляны стоянки рукой подать.
Мы на ней не останавливались. Даже не осмотрели ее толком. 

Взгляд назад. Известная по многим отчетам табличка, на который большими буквами было написано "т/с Кош", куда-то исчезла. По всей видимости, отвалилась и упала.
Взгляд назад. Известная по многим отчетам табличка, на который большими буквами было написано "т/с Кош", куда-то исчезла. По всей видимости, отвалилась и упала.

До яйлы осталось еще набора высоты метров 100. Пришлось попыхтеть.  Зато быстро согрелись. К тому же, тяготы подъема то и дело скрашивали открывавшиеся меж деревьев окна с пейзажами. 

Вечерело. Солнце уже потихоньку клонилось к далекому морю, заливая его золотцем.
Вечерело. Солнце уже потихоньку клонилось к далекому морю, заливая его золотцем.
(Слева направо) Массив Бойка - золотое Черное море - Бельбекский каньон.
(Слева направо) Массив Бойка - золотое Черное море - Бельбекский каньон.
Другое окошко с видом на скалы Куш-Кая.
Другое окошко с видом на скалы Куш-Кая.
По пути встречаем такой указатель.
По пути встречаем такой указатель.
Все выше и выше. Уже выглядывают из зеленого бархата лесов Загорское (сверху) и Счастливенское водохранилища, а лиственный лес сменяет молодая гвардия сосенок.
Все выше и выше. Уже выглядывают из зеленого бархата лесов Загорское (сверху) и Счастливенское водохранилища, а лиственный лес сменяет молодая гвардия сосенок.

До яйлы остаются считанные метры... 

Она будет за вон тем поворотом, но... в следующей части! :)
Она будет за вон тем поворотом, но... в следующей части! :)

(Продолжение следует)

На Яман-Таш в конце марта, или как мы успели сходить в горы до закрытия лесов (Часть 1)

Панорама, которой нам с вами довелось открыть наш рассказ, сделана моим другом Егором с вершины  Биюк-Таушана, и, хоть и не она стала изюминкой нашего первого похода с ночевкой в этом году, все же на мой скромный взгляд вполне подходит для этой цели... Впрочем, не будем забегать вперед.
Панорама, которой нам с вами довелось открыть наш рассказ, сделана моим другом Егором с вершины Биюк-Таушана, и, хоть и не она стала изюминкой нашего первого похода с ночевкой в этом году, все же на мой скромный взгляд вполне подходит для этой цели... Впрочем, не будем забегать вперед.

Итак, как обычно бывает у многих походников, с первыми теплыми деньками весны просыпается и нешуточный голод. Но этот голод нисколько не связан с едой и, скажем так, обычными потребностями нормальных людей, и, как вы уже, возможно, догадались, речь идет об ином виде голода, о том виде голода, который можно утолить только в горах и с многокилограммовым рюкзаком за плечами, в котором обязательно должна лежать палатка. Это голод по походам с ночевкой.
Так вот, изрядно изголодавшимся по такому виду путешествий (ибо мы еще пока не относимся к такому роду походников, которые спокойно могут бродить по зимним лесам в дожди да снега), нам хотелось ещё в начале марта, на праздники, отправиться куда-нибудь, куда редко ступает нога человека. Однако, как это часто бывает, одно, второе... — не сложилось, поход с ночевкой перенесся на неопределенный срок. Впрочем, отложив его, как мы думали, уже скорее всего на апрель «после-пасхальный», мы времени зря не теряли: сходили вместо этого в ПВД. Но — известная мудрость — человек предполагает, а Бог располагает. У Егора пошли каникулы (похоже, последние весенние в его жизни), а у меня в связи с переходом на дистанционное обучение из-за пресловутого коронавируса в это время наметилось небольшое окно в университетской сессии. Ну, а что было потом — вы поняли. 

Collapse )

Водопады горы Бойка - попытка номер раз

О водопадах Бойкинского массива наш крымский турист заговорил совсем недавно, буквально последние несколько лет. В двухтысячных годах о них практически никто не знал, кроме местных, да может ещё нескольких заядлых походников на весь Крым, и даже в начале 2010-ых о них слыхали наверняка лишь единицы. Но мы живем теперь во время, когда информация стала распространяться мгновенно: об одном частном открытии в один день узнает весь мир — такова реальность... Зимы/весны 2014-го, 2015-го и 2017-го  выдались обильными на осадки, наши водопады в те годы, что называется, работали, ну и, в общем-то, ВК, инстаграм и прочие соц. сети сделали свое дело...

О Бойкинских водопадах я узнал несколько лет назад, и до сих пор никак не складывалось сходить к ним. Однако в этом феврале я решил не откладывать.

Кто живет на равнинном Крыму, зимы толком в эту зиму (уж простите за тавтологию) не видел (в горах снег выпадал и в декабре, и в январе). Только в первую декаду февраля она добралась до нашего полуострова. Выпал снег, в районе Ай-Петри — достаточно много. Подморозило несколько дней. Потом — обыкновенная оттепель. Погода испортилась, задождило. Но это у нас задождило, а, как сообщили очевидцы, в горах снова выпал снег. Дальше Крым захлестнули самые обыкновенные февральские окна: яркое солнце, синее небо, днем теплынь и птицы поют по-весеннему, — короче, появилась надежда застать водопады с водой (снег-то тает в горах). Так я засобирался в ПВД.

Collapse )